Список участников
 1  2  3  4
 1  2  3  4
 1  2  3  4  5  6  7  8  9
 4  5  6  7  8  9
 6  7  8  9
 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13
 Смотреть
 Смотреть
 Просмотр
 Скачать
 1  2  3  4  5  6  7  8
 Список участников
 1  2  3  4  5  6  7  8  9
 6  7  8  9
 6  7  8  9
 Скачать
 Список участников
 1  2  3  4  5  6  7  8  9
 4  5  6  7  8  9
 6  8  9
 1  2  3  4  5  6
 Смотреть
 Просмотр
 Скачать
 Список участников
 1  2  3  4  5  6  7  8
 5  6  7  8
 1  2  3  4  5
 1  2  3  4
 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12
 Фестиваль 2005
 Фестиваль 2006
 Фестиваль 2007
 Официальный сайт
 Официальный сайт
 Официальный сайт
 Официальный сайт

Подробная статистика

Евгений НАЕР:
«Moscow open может стать лучшим в мире!»






В 2007-м году тридцатилетний московский гроссмейстер Евгений Наер стал безоговорочным победителем третьего Moscow open. Он не оставил соперникам ни одного шанса, начав громить их с самого старта – шесть из шести! Лишь излишнее миролюбие на финише не позволило Жене закончить турнир в гордом одиночестве. Если вспомнить, что и в 2006-м Наер был одним из лидеров (только обидное поражение от Грачева за два тура до конца, не позволило ему побороться за первый приз), его вполне можно считать одним из самых успешных участников Moscow open. Через несколько дней москвич в третий раз выйдет на старт!

– Победа в прошлом году стала для тебя чем-то особенным?
– Для меня это стало очень важным событием. Дело в том, что за полтора месяца до турнира у меня случился самый крупный провал в моей шахматной карьере – понятно, те «+6» на Moscow open не компенсируют «-6», которые я получил в суперфинале чемпионата Росси, но все-таки – как сказали мои друзья после турнира, теперь я снова вернулся в дело!
С шахматной точки зрения нельзя сказать, что я показал что-то выдающееся. Просто хорошо играл, набирал очки по позициям. Я уже не раз играл в турнирах такого уровня, как прошлогодний Moscow open, и занимал в них первые места – состав нынешнего года, конечно, не чета ему – так что каких-то особых эмоций по поводу той победы уже не было.
– Чем Moscow open отличается для тебя от других швейцарок?
– В первую очередь, он проходит в Москве! Одно это говорит о том, что турнир не может быть слабым, даже если никто толком не приедет из других городов или стран. Его трудно сравнивать, например, с «Аэрофлотом» – там закрытая швейцарка для избранных, в которой надо еще и взносы платить… Moscow open куда больше похоже на чемпионат Европы.
– Как тебе нравится формат турнира, вернее их разнообразие?
– Я много раз играл в американских швейцарках, многие из которых проводятся по схожей схеме. Ничего против этого не имею, – каждый выбирает, как ему удобнее играть. На мой взгляд, за такими турнирами будущее. Организаторы стремятся все делать быстрее.
– Турнир-2006 ты начал с быстрых, в 2007-м играл уже все девять дней…
– Тот первый турнир я рассматривал больше как тренировку перед «Аэрофлотом», хотел сэкономить время и поэтому избрал шестидневный вариант. Но сразу понял, что ошибся с выбором: имея 1,5 из 2, уже в третьем туре встретился с Дреевым! Я все равно потом вышел в большой «плюс», хотя в борьбе за первое место не участвовал, но мне это не понравилось.
В прошлом году, когда считал Moscow open уже самодостаточным мероприятием, решил, что играть надо нормально, все девять дней. Это позволяет «втянуться» в борьбу, ведь каждый следующий день ты получаешь более сильного соперника. Кстати, это одно из моих еще американских наблюдений: чем позже вступаешь в борьбу, тем меньше у тебя шансов на конечный успех. Сколько ни хитри, ничто не заменит хорошего турнирного режима…
– Почему такая система до сих пор не прижилась в Европе?
– Могу объяснить это только традициями. Точно так же традициями – и любовь к подобным турнирам в Штатах. Не надо забывать и еще такой существенный момент, как массовость: чем больше игроков, тем больше вариантов проведения турнира должно быть.
– Как бы оценил уровень организации Moscow open?
– Поскольку я живу фактически рядом с РГСУ, мне сложно оценить все прелести приема (гостиница, питание и пр. – думаю, они на хорошем уровне). Остальное же: зал для игры, церемонии открытия и закрытия, особенно в последний год, – на самом высоком уровне.
– Насколько турнир вырос за три последних года?
– То, что я со своими 2634 нашел свою фамилию лишь 18-й в нынешнем списке игроков, говорит само за себя. Здесь не играют, быть может, семисотники, но все остальные давно открыли для себя этот турнир. Удивляет невнимание сильных иностранных шахматистов, которые исправно приезжают на тот же «Аэрофлот», но пока не играют в Moscow open.
Но, на мой взгляд, если тенденция развития сохранится, а «Аэрофлот-опен» не пересмотрит принципы проведения, отток шахматистов в сторону Moscow open, считаю, неизбежно начнется. Здесь и прием сильным шахматистам, и нет взносов, а призы скоро сравняются!




– Так что же мешает Moscow open выйти на новый уровень?
– Во многом это вопрос времени. Турнир проводится только в четвертый раз и на Западе его еще недостаточно хорошо знают, хотя уже сегодня он, по-моему, входит в тройку главных открытых соревнований мира. И я не вижу, что мешает ему стать просто лучшим.
Для большинства открытых турниров можно вывести своеобразную формулу, когда количество сильных игроков растет почти в равной пропорции с суммой первого приза…
– Что сказал бы, если пришлось приглашать игроков в Москву?
– Скажу, что это одна из самых массовых и сильных швейцарок. Большего не требуется!
– А сам будешь в дальнейшем принимать в нем участие?
– Вне всяких сомнений. Это один из турниров, наравне с высшей лигой первенства России, участие в котором для уважающего себя игрока почти обязательно. И для меня.


Евгений Атаров